Неудачи в труде и несчастье в личной жизни


Мне всегда казалось, что мужчинам гораздо легче устроить свою личную жизнь, чем женщинам. Но, наверное, это не так.

Есть у нас на работе один молодой человек неопределенного возраста. Зовут его Саша. Он среднего роста, имеет смешное брюшко, несколько выпученные глаза, придающие ему удивленный вид и буйные кудри. Он живет с мамой, которую нежно любит. Мама плохо за ним смотрит – носки у него вечно рваные, что легко обнаружить, потому что на работе он ходит по-домашнему в шлепанцах.

С ним, то есть с его отделом, произошел несчастный случай. У них работала одна очень ученая женщина. Своей ученостью и нелюдимостью она напрягала начальницу, которая опасалась, что ее подсиживают. Ей казалось, что подчиненная слишком много о себе понимает. А та и в самом деле такая была и не могла понять, ну почему же не она начальница! В конце концов зазнаистая особа уволилась по собственному желанию, а на ее место взяли это несчастье. В отличие от ученой дамы, трудолюбием Саша не отличается, приходит на работу к 3-м часам, и нет никаких сил, чтобы заставить его приходить в 9.30; целыми днями он курит на лестнице, отличается болезненной болтливостью; по вечерам он играет на электрооргане, который притащил из дома. Хуже всего то, что он не справляется с работой – за ним все приходится переделывать. Но уволить его нельзя, потому что начальнице директор скажет: «Ах, та была для тебя слишком умна, а этот слишком глуп, так какого же рожна тебе надо?» и будет прав. Сам же Саша не уволится. На все упреки он логично отвечает: «Так вы же сами меня на работу взяли, значит, я не так плох». К тому же он доволен своей зарплатой и говорит, что слава богу, что хоть что-то платят.

И вот иду я домой, а Саша курит на лестнице, и начинает жаловаться мне на своих сотрудников. Оказывается, год назад, 23 сентября (он и число помнит) они его обвинили в том, что он ворует у них деньги из сейфа.
– Почему же они так решили?
– Потому что я ухожу последним.
– Ну и что? Я тоже часто ухожу последней, но мне никто такого не говорил, хотя и у нас много лет назад были пропажи.
– Я еще люблю смотреть, что есть в чужих компьютерах и папках.
– Зачем?
– Мне интересно. А вдруг, они что от меня скрывают? Но это же не деньги! И еще они мне сказали, что я, может быть, по ночам кого-нибудь насилую. Это вообще! Мне эти женщины совсем не нужны!
– Как же так не нужны? Надо бы жениться.
– На ком? Где искать невесту? Я делал предложение девочке из канцелярии, но она отказала.
-Ну, так надо было ухаживать.
– Это бесполезно. Она молодая, я ей не нравлюсь.
– А Интернет?
– Там одни проститутки.
– А клубы знакомств?
– Там одни алкоголички… Нет, почему они мне так сказали? Что мне делать?
– Да забудь.
– Я не понимаю, почему с ними за год ничего не случилось. Вот если я что-то плохое делаю, мне сразу воздается. Когда начальница тяжело болела[там, в самом деле, можно было опасаться инвалидности, но обошлось], я к ней ездил с бумагами и пошутил: «Если вы так и не выздоровеете, начальником буду я». А она так на меня посмотрела… Я пришел домой. И не поверите, у меня из одного места ни с того, ни сего потек гной.

Я не стала уточнять из какого места у него потекло, сказала, что он должен молиться на своих коллег, потому что в нашем отделе он бы и нескольких дней не продержался.
– А почему?
Я ему ответила, что как только он бы посмотрел в чужой компьютер, так ему бы и конец настал. Но это, конечно, неправда. Он бы еще раньше вылетел, по совокупности.

Вот как такому мужчине найти жену? Раньше бы сваха нашла какую бесприданницу, а теперь черта с два. А ведь жена могла бы на него оказать хорошее влияние. Замкнутый круг получается.

исходник и обсуждение