Русские сироты – это такие изверги!


Прочла в «КП» историю русской девочки, удочеренной в США. У девочки, Ксюши, была волчья пасть (врождённый порок развития, заключающийся в незаращении верхней челюсти и твёрдого нёба, в результате чего получается расщелина, соединяющая полости рта и носа). В пять лет от нее отказалась родная мать. В 6 лет ее удочерила американка. Она хотела дать ребенку материнское тепло, вылечить ее. Но операцию по устранению дефекта успели сделать в России еще до оформления документов. Осталось убрать шрамы. Что ж, в США Ксюшу могли лучше реабилитировать, плюс жизнь в семье. Но жизнь в семье что-то не задалась. Через 8 лет новая мама Марта-Аннета Бленфорд отказалась от девочки. (Как это у них просто!) Ксению взяла в семью младшая сестра Марты-Аннеты. А муж совсем новой мамы, т.е. новый папа, стал жить с девочкой, как со своей любовницей. Значит так, Ксения родилась в 1994 году. В 2009 году ей было 15 лет. Но папа, Майкл Гризмор, говорит, что ей было уже 16 лет, она спала с ним по согласию, а возраст согласия в этом штате (Джорджия) как раз 16 лет. Пока приемного папу пытаются привлечь к уголовной ответственности, но чем там дело кончится, неизвестно.
Я бы не стала писать про эту историю, если бы не поразившая меня статья в «Русском репортере».
В ней автор на голубом глазу утверждает, что нет ничего странного, что русских детей убивают и калечат усыновители из США. То ребенка до года забудут в автомобиле, и он там сварится на жаре, то посадят на самолет до Москвы 8-летнего мальчика и отправят обратно с запиской в кармане, что он психопат и угрожает их семье, то морят голодом, то насилуют, то бьют до смерти.

http://www.rusrep.ru/article/2011/06/01/love/

Автор признает, что с российскими детьми такие случаи происходят чаще, чем с сиротами из других стран. Виноваты в этом … сами русские сироты.
Дело в том, что американцы – очень благородные люди. Они усыновляют больных детей, а наши их не берут. Ну, допустим, они усыновили бы и здоровых, но закон в этих случаях дает приоритет нашим усыновителям.
А больных детей трудно воспитывать. Так зачем брали? Не знали, что будет трудно. Ну и кто виноват? По мнению автора, виновато наше государство. Оно должно было этих детей сначала вылечить, а уже потом отдавать американцам. Странная постановка вопроса: как раз потому больных детей отдают иностранцам, что рассчитывают на их могучую медицину и пр.
Чем же больны наши дети? О, у них ужасные болезни: FAS (fetal alcohol syndrome) и RAD (reactive attachment disorder) — эмбриональный алкогольный синдром, известный в России как «синдром пьяного зачатия», и синдром нарушения привязанности. Интересно, что FAS может возникнуть, даже если мама один раз за всю беременность выпила спиртное. Ну, тогда у всех наших детей сплошной FAS.
Из-за этих синдромов русские дети не поддаются воспитанию. Вот описание такого ребенка-изверга: «Теперь представьте себе, что такой ребенок, пробывший несколько лет в российском детдоме, усвоивший детдомовские повадки, склонный к агрессии, насилию и иногда сексуальным извращениям, попадает к приемным родителям, которые мечтают о семейном счастье. Этот ребенок не просто ворует, врет, бьется в припадках, мучает собаку и пытается заняться сексом с сестрой, но еще и совершенно равнодушен или даже агрессивен по отношению к родителям. Попытки приручить его лаской приводят к обратному эффекту: такой ребенок не хочет, чтобы его обнимали, не хочет, чтобы его любили — потому что помнит, что это всегда заканчивается предательством. Комфортно он себя чувствует в окружении врагов, а не в кругу любящей семьи. И своим поведением он провоцирует агрессию окружающих, потому что знает, как жить на войне, но не представляет, как жить в мире». Сами понимаете, что каждому не зазорно прибить такого сиротку, что многие и делают, а уж избавиться от него каким-либо более гуманным способом, сам бог велел.
Вот, например, горестная история чудесных людей, усыновивших 3-х летнего мальчика.
Проблемы, говорят Том и Лори, начались почти сразу.
«— Он был очаровательным, милым ребенком, но в нем всегда была эта другая сторона. Ему нравилось причинять боль людям. Он всегда был в оппозиции, отказывался делать то, что ему говорят. И ему было тяжело принимать любовь. Он не позволял никому находиться рядом с собой, обнимать… Он не умел доверять. Попытки приблизиться к нему приводили к вспышкам ярости, которые длились не час и не два, а полдня. Какое-то время мы думали, что это просто этап в его развитии, и позволяли ему быть таким, какой он есть.
Но когда в четыре года милый мальчуган заявил родителям, что хочет разрезать их на кусочки, принимать его таким, какой есть, стало труднее. От кого-то из знакомых Том услышал про синдром нарушения привязанности. Он нашел в интернете объяснение этого синдрома и не поверил глазам: откуда эти люди знают его приемного сына? Симптомы совпадали полностью.
За следующие несколько лет Лори и Том Ларви проделали изматывающий и дорогостоящий путь, пытаясь помочь своему приемному сыну. Но в какой-то момент стало ясно, что Дэнис больше не может оставаться дома. Он хотел, чтобы родители принадлежали ему одному, и не раз угрожал убить братьев. Лори и Том стали искать для него новую приемную семью, в которой не было бы других детей. Дэнис пожил в двух домах, и каждый раз потенциальные усыновители возвращали мальчика назад. Одного из них он попытался отравить.
Сбережения супругов Ларви, из которых работает только Том, специалист по безопасности компьютерных сетей, быстро кончились. В общей сложности на попытки вылечить мальчика они потратили около ста тысяч долларов. У них больше не было денег, чтобы продолжать держать мальчика на ранчо в Монтане или обеспечивать ему круглосуточное психиатрическое наблюдение.
К тому моменту, когда Дэнис пришел в школу с винтовкой, Лори и Том уже отказались от родительских прав. Мальчик находился под опекой государства
».
Ну, прямо «Омен» какой-то. Не иначе, как это Антихрист.
А что бы вы сказали, если имели только факты, без интерпретации. Ребенок пытался отравить других детей, пришел в школу с ружьем. Вы бы спросили, что это за семья, где маленький ребенок имеет доступ к опасным веществам и ружью?
Теперь представим, что это был бы не ребенок из России, а собственный ребенок. Его слова об убийстве воспринимались бы как смешная шалость, в том, что он имел доступ к лекарствам и оружию винили бы себя, изменили бы свое поведение, чтобы он не чувствовал себя несчастным, чтобы не ревновал. А здесь как хорошо: из России, так значит FAS и RAD.
Сейчас усыновление из России для граждан США приостановили. И правильно сделали. Раз они не могут растить наших детей, заранее предполагая в них все пороки, то и не надо.
Можно подумать, что только алкоголь вызывает поражение головного мозга, можно подумать, что только русские пьют. Симптомы эти можно найти у кого угодно. Просто, когда не справляются со своими детьми, то стесняются в этом признаться, а когда с приемными, то валят все на органику и генетику.
Такие усыновители есть у нас, есть у американцев. Вот только отношение к ним разное.
Очень странно, что наши журналисты занимают сторону американских родителей,не справившихся с трудной задачей, а не маленьких детей-сирот. Может, хотят, чтобы их усыновили?

исходник и обсуждение