Права меньшинства и потребности большинства. Ч. 1


Хотя гей-парад в Москве и не задался ни по зрелищности, ни по массовости, но свою задачу политической провокации он выполнил. Хотелось бы не замыкаться в конкретике, а порассуждать немного на тему идеологического прикрытия и скрытых целей подобных мероприятий.

Политический опыт подсказывает, что, когда слышишь благородные рассуждения, то надо держать ухо востро – значит, готовится какая-то гадость. Тем более что ведется в русле «борьбы за права человека».

Понятие «права человека» столь расплывчато, что позволяет вертеть им куда заблагорассудится. Особенная прелесть этой борьбы – в ее избирательности. Например, сейчас в мире многие режимы, которые не нравятся западным странам, всячески осуждаются применение смертной казни. При этом США, в которых преступников тоже казнят, из кампании осуждения выведены. Почему? Ну, конкретные причины – исторические условия, традиции, высокий уровень преступности… А у других могут быть особые условия? Нет – человеческая жизнь священна!

Один из профессиональных лидеров отечественного гей-движения Алексеев на «Поединке» несколько дней назад разъяснил позицию, почему все должны бороться за права меньшинств. Это надо делать в порядке солидарности, так как все мы, пусть и по другим параметрам, принадлежим к каким-то меньшинствам. Например (он апеллировал к публике), депутаты – тоже меньшинство, и их права надо охранять. А то вдруг большинство захочет отнять у них их мигалки. Или олигархи – меньшинство. Их надо охранять – вдруг большинство захочет отнять их деньги!

Так что все должны защищать права геев. А зато геи, если вдруг узнают, что Вы, к примеру, филателист, будут защищать твои права филателиста.

Тут мне видится по крайней мере два обмана. Первый – акцентирование внимания за специфических проблем меньшинства.

Люди, хотя и все разные, но в главном одинаковые, и набор основных потребностей у них одинаковый. И у гомосексуалиста сексуальные проблемы не являются главными, точнее, они становятся главными только в условии достаточного удовлетворения других потребностей. Мы все в первую очередь нуждаемся в одном и том же. Мы все хотим быть сытыми, а не умирать от голода или болеть от некачественной еды и питья. Мы все хотим иметь дом, а не лежать и замерзать под забором. Мы все хотим, чтобы мы и наши дети имели реальную возможность получить образование. Мы хотим иметь реальную возможность работать за достойную плату. Мы хотим, чтобы жизнь наша была безопасной. Мы хотим, чтобы в случае болезни нам и близким помогли.

Мы все в основном хотим одного и того же. Но когда мы пытаемся объединиться, чтобы отстоять свои основные права и потребности, тут же начинается озверелое противодействие. Нет – давайте не бороться за сохранение качественного всеобщего среднего образования, есть намного более важная тема для борьбы – разрешение гей-парам усыновлять детей! Да – и чтобы в РПЦ половина попов было женщинами, а то недемократично!

Поэтому я считаю, что фактически борцов за специфические права меньшинств используют в качестве провокаторов для того, чтобы расколоть солидарность.

Вот возьмем к примеру тот же гей-парад в Москве. Если бы устроители хотели именно привлечь внимание к своим проблемам, а не устраивать скандал, они бы просто рассказали, что это будет не парад, а шествие, что не будет платформ с вызывающе одетыми кривляющимися придурками. Если бы натуралы устроили аналогичное шествие, то реакция “Православных хоругвеносцев” тоже была бы негативная.

исходник и обсуждение